Previous Entry Share Next Entry
Лекарство от депрессии от доктора Бёрнса. [D. Burns - Feeling GOOD]
Al Pacino
3al
Можно выделить десять искажений в познании, вызывающих депрессию. Я долго занимался их классификацией, это результат многих опытов и клинических экспериментов. Для того, чтобы научиться на практике выявлять расстройства, придется читателю хорошо разо браться в каждом из представленных в 10 пунктах видом искажения в процессе познания.

1. Максимализм
Человек видит все в черных или белых тонах. Например: известный политик, потерпев-
ший неудачу на выборах, говорит: «Так как я потерян для правительства, то я — полный
«ноль»». Круглый отличник, получивший на экзамене «2», решил: «Я — законченный не-
удачник».
Человек, мыслящий категориями: «все» или «ничего», видит себя неудачником, полностью
проигравшим при малейшем несоответствии вещей его критериям. Этот путь развития мыс-
лей неприемлем для обыденной жизни, так как редко встречаются только два варианта выбо-
ра, оценки. Никто не может быть ни абсолютно уникальным, ни круглым дураком, ни полно-
стью привлекательным, ни совершенно отталкивающим. Нет ничего полностью соответст-
вующего крайним понятиям. Если индивидуум (37:) попытается уложить жизнь в абсолют-
ные категории, то впадет в депрессию, он будет видеть множество поводов для само дискре-
дитации, так как никогда не сможет попасть в заданные рамки. Назовем этот вид ошибок при
познании — «двухцветные мысли»: больной видит все белым или черным, без тени серого.

2. Общий вывод из единичных фактов
В детстве, используя специальную колоду, я мог показывать фокус: вытаскивать под удив-
ленными взглядами карту, которую до меня доставал и прятал в колоду зритель. Фокус был
прост: зритель видел колоду, видел карту и думал, что все карты разные, а на самом деле то,
что до сих пор он встречал колоды с разными — еще ничего не доказывает. Так может быть и
в жизни: человек из того, что произошло с ним, делает вывод, что это будет происходить все-
гда, раз за разом. Один коммивояжер в состоянии депрессии, найдя птичий помет на лобовом
стекле своего автомобиля, подумал: «Это судьба, птицы всегда гадят на мои окна». Это иде-
альный пример общего вывода из единичных фактов: когда я спросил о жизненном опыте
коммивояжера по данному вопросу, то он не смог вспомнить другого подобного происшест-
вия за последние 20 лет.
При таком нарушении временное разочарование, даже не личное оскорбление, может вы-
звать болезненное состояние. Пугливый юноша, собрав все свое мужество, пригласил девуш-
ку на свидание. Когда она отказалась, найдя свидание преждевременным, он решил: «Мне
никогда не скажут: «да», если я приглашу кого-нибудь на свидание. Никакая девушка не за-
хочет встречаться со мной. Я буду одинок всю жизнь». В его нарушенной системе познания
сложилась (38:) следующая цепочка выводов: она отвергла сейчас — она будет так поступать
всегда — и все женщины будут поступать так, на сто процентов.

3. Психологическая фильтрация событий
Человек выдергивает негативные детали из сложившейся ситуации и воспринимает их,
как результат происшедшего. Например: студент пишет контрольный тест, где, как он твердо
знает, из 100 вопросов на 17 ответил неправильно. Он постоянно думает об этих 17 и прихо-
дит к выводу, что за тест он получит «неудовлетворительно», и его выгонят из института. Че-
рез некоторое время студент получает рецензию, в которой говорится, что он один из немно-
гих настолько верно ответил на контрольной.
Во время депрессии некоторые больные надевают «очки», задерживающие все хорошее и
пропускающие только негативное. Назову этот процесс «выборочной рассеянностью». Эта
крайне «неудобная» привычка может принести в жизни много проблем.

4. Дисквалификация положительного
Один из сильнейших видов расстройств во время процесса познания — переосмысление
депрессирующими положительных и нейтральных фактов в отрицательные. Средневековые
алхимики мечтали найти способ превращения свинца в золото, а если у человека депрессия,
то он может развить противоположный талант — превращать «золотые» события в «эмоцио-
нальный свинец», делая это неумышленно. Можно искренние комплименты, например, вос-
принять, как скрытые упреки: «Вы прекрасно выглядите» — «Где-то у меня что-то не так».
(39:)
Дисквалификация положительного (ДП) — одна из самых разрушительных форм когни-
тивных нарушений. Человек может рассматривать себя через стекло, на котором написано:
«Я — второсортный», и, выдергивая из всего отрицательные детали, получает подтвержде-
ние: «Я всегда так думал». Самая худшая сторона ДП — полное отрицание, неспособность
оценить хорошие вещи.
Это расстройство может лежать в основе тяжелых форм депрессии, например: девушка,
госпитализированная во время обострения, сказала: «Никто не может заботиться обо мне, так
как я — ужасный человек! Я совершенно одинока. -Все спадают в уныние от меня!» Через
некоторое время, когда она была выписана, многие люди испытывали теплые чувства к ней.
Как все, она это сводила на нет. «Они не в счет, так как не видели меня в реальной жизни. А
люди вне госпиталя не будут заботиться обо мне». Я спросил, как она это соотносит с тем,
что в реальном мире у нее есть друзья, которые о ней заботятся. Она ответила: «Они не в
счет, так как совершенно не знают меня настоящую. Д-р Бернс, внутри я полностью прогни-
ла, я омерзительнейшая персона в мире. Если бы кто знал меня действительно хоть мгнове-
ние, то не смог бы дальше заботиться обо мне». «Дисквалифицируя» положительное таким
образом, она поддерживала в себе уверенность в негативности событий.
Дисквалификация положительного убивает многие радости, даруемые жизнью, делает
ощущение мира темным, угнетающим.

5. Скачущие умозаключения
Больной произвольно перескакивает к отрицательным умозаключениям при осмыслении
ситуации, факты которой довольно далеки от полученных выводов. Есть два вида (40:) ска-
чущих умозаключений: «незнание предшествующего» (НП) и «ошибка в предсказании судь-
бы» (ОПС). — НП — это ощущение, что другие люди свысока смотрят на тебя, когда в дей-
ствительности их гнетут собственные проблемы. Заметить что-либо другое они просто не в
состоянии. Например, педагог дает превосходную лекцию и замечает, что человек в зале хра-
пит. То, что он не спал много ночей, лектор, конечно, не знает и думает: «Этот человек счита-
ет мой курс скучным». Или другой пример. Вы встречаете на улице друга, но он, не поздоро-
вавшись, проходит мимо, так как он настолько занят своими мыслями, что никого не замеча-
ет, а вы ошибочно заключаете: «Он меня игнорирует, что-то ему во мне не нравится». Третий
пример. Один из супругов, получив выговор на работе, не замечает другого. «Он сердится на
меня, или я не прав?» — думает тот.
ОПС — хрустальный шар, который предсказывает только невзгоды, то есть кто-нибудь
представляет что-нибудь плохое и сразу же начинает думать, что так все и произойдет, даже
не замечая абсурдности придуманного.
Один больной во время приступа повторял себе: «Я теряю сознание, я схожу с ума». Эти
предсказания были тем более нереальны, что он никогда не терял сознания и не сходил с ума
ни разу за всю свою жизнь. Не имел и других симптомов, намекавших на неминуемое безу-
мие. Но эти негативные предсказания вводили его в отчаяние, а улучшение наступило лишь
после использования когнитивной терапии, показавшей ошибки в прогнозах.
Другой пример. Другу не передали вашу просьбу перезвонить. Когда уже, судя по време-
ни, ждать ответного звонка смысла нет, вы решаете, что друг на вас за что-то (41:) обижен, и
не догадываетесь, что ему просто забыли передать (это незнание предшествующего), и далее,
конечно, следует вывод, что если сделать повторный звонок — друг сочтет вас надоедливым
(это ошибка в предсказании судьбы). А все эти волнения — всего лишь маленький, дешевый
самообман, суть которого — слишком хорошее воображение.

6. Преувеличение и преуменьшение
Другие мысли, вызывающие много проблем, — это преувеличение или преуменьшение. Я
предпочитаю называть их «фокусом подзорной трубы». Посмотришь с одной стороны, и все
увеличивается, а с другой — все уменьшается. Первое обычно происходит, когда видишь
собственные ошибки и преувеличиваешь их значимость: «Боже, я ошибся! Как ужасно! Моя
репутация загублена!» Больной, преувеличивающий свои промахи, видит, что его ошибкам
нет конца, и они уже кажутся настолько гигантскими, что малейшие негативные факты пре-
вращаются в монстров.
Когда же больной думает о своих успехах, то смотрит на них в «бинокль с обратной сто-
роны», и все становится незначительным, мелким. Как преуменьшение достижений, так и
преувеличение неудач гарантируют плохое самочувствие. Но проблемы не в эмоциях челове-
ка, а в тех «сумасшедших линзах», что он носит.
7. Выводы, основанные на эмоциях
Индивидуум воспринимает свои эмоции, как очевидный факт. Его логика такова: «Если я
чувствую себя как неудачник — значит неудачи имеют место». Это заключение ошибочно,
так как чувства отражают мысли, если последние нарушены, то эмоциональная реакция не
соответствует фактам. Например, выводы, основанные на эмоциях, включают конструкции,
подобные таким, как: «Я чувствую вину, (42:) следовательно я сделал что-то плохое», «Я
впал в прострацию, и значит мои проблемы сложно разрешимы», «Я чувствую свои несоот-
ветствия каким-либо требованиям, поэтому я ничего не стою», «У меня нет настроения что-
нибудь делать, следовательно мне может быть хорошо только когда я в постели», или «Я
злюсь на тебя, это только доказывает, насколько ты плоха».
Выводы, основанные на эмоциях, продолжают существовать на протяжении всей депрес-
сии, то есть события ощущаются так негативно, что больной в реальность их оценки и не
может оспаривать действительность овладевших им чувств.
Одно из обычных последствий выводов, основанных на эмоциях, — промедление. Чело-
век, подверженный «эмоциональным рассуждениям», например, избегает уборки на столе,
думая примерно так: «Я чувствую себя плохо, когда думаю о том, что нужно убрать, поэтому
сделать это очень проблематично. Шесть месяцев спустя он наконец-то решается навести ма-
рафет. Это оказалось гораздо легче, чем считал больной. Все препятствие к действию заклю-
чалось в его негативных чувствах.

8. «Можно было бы»
Говоря себе «А все-таки я смог бы» или «Я должен был бы сделать это», человек чувству-
ет обиду, его гнетет не сделанное им. Хотя больной и перестает чувствовать апатию, он впа-
дает в депрессию из-за невозможности что-то теперь изменить. Альберт Эллис назвал подоб-
ные действия «должнонанизмом», а я — «можно было бы» попытаться повлиять на жизнь.
Невозможность подобных заявлений по отношению к другим вызывает ощущение тщет-
ности: новый больной (43:) через пять минут после первого сеанса лечения думает: «Врач
мог бы быть менее сосредоточен на самом себе и быть повнимательнее к другим». Эти мыс-
ли вызваны чувством озлобленности и обиды у больного.
«Заявление о возможном» — следствие повседневной эмоциональной суматохи. Когда ре-
альное поведение индивидуума много ниже его стандартов, то «возможное» и «невозмож-
ное» вызывают чувства самоотвращения, стыда и комплекс вины. Когда поступки людей ока-
зываются ниже ваших требований к ним, то может ощущаться и ложный, не выводящий из
депрессии подъем. Можно избежать этого, если соотнести с реальностью свои требования и
не пытаться измерять свои поступки теми рамками, которые, как кажется, применяют и дру-
гие люди. В последующих главах я расскажу, как устранить чувства собственной вины и
«праведного» гнева на других людей.

9. Ярлыки
Ярлыком назовем созданное полностью на отрицательных фактах как самопредставление,
самоимидж, так и мнение о посторонних. Он является экстремальной формой общего вывода
из единичных фактов. Философское подтверждение этого утверждения — сентенция о том,
что «лицо человека — его ошибки». Но навешивание ярлыков является прекрасной возмож-
ностью запутываться в них каждый раз, когда описываешь свои промахи. Например, промах-
нувшись по воротам, можно сказать: «Я рожден, чтобы проигрывать», вместо «У меня был
неудачный удар». То есть, допуская ошибку, думаешь: «Я неудачник», а не: «Я допустил
ошибку».
Ярлыки не только ведут к поражению, они еще и полностью не соответствуют действи-
тельному состоянию (44:) дел. Человеческое «я» невозможно охарактеризовать одной мыс-
лью. Жизнь сложна, в ней постоянно наблюдаются изменения рассуждений, эмоций и по-
ступков. Люди более похожи на реку, чем на монумент. Негативные ярлыки чрезмерно упро-
щены и лживы, не может же кто-нибудь думать о себе исключительно как о едоке, только по-
тому, что ест или о дышальщике только потому, что дышит. Это нонсенс, но любой нонсенс
становится болезненным, если не замечаешь его нелепости и вешаешь себе ярлык из-за несо-
ответствия каким-то требованиям.
Вешая ярлыки другим людям, мы становимся источником агрессии и являемся причиной
ответных ударов. Классический пример — начальник и секретарша. Шеф неудовлетворен
какими-то профессиональными качествами подчиненной и называет ее «ленивой», она отве-
чает подобным же образом, и происходит цепная реакция, ведущая к серьезному конфликту.
Неточность ярлыков является основой опасных выводов, влекущих серьезные эмоцио-
нальные расстройства. Например, женщина, соблюдающая диету, съела немного мороженого:
«Я толстая! Не могу сдерживать себя в еде! Я становлюсь омерзительной! Я — свинья!» Так
она огорчилась, съев всего порцию мороженого.

10. Принятие ответственности за независящие от тебя события
Это расстройство — мать всех комплексов. Приписывая ответственность за негативные
факты всегда, когда нет для этого и малейшего повода, человек все относит на счет своих
промахов и ошибок, решив, что он не соответствует миру. Например, когда пациентка не
смогла быстро включиться в лечение, я подумал: «Я, наверное, слабый терапевт. Это, (45:)
должно быть, моя вина, что больная не хочет помочь себе сама. Я неспособен к применению
на практике метода когнитивной терапии». Второй пример. Мать увидела в табеле своего ре-
бенка плохие отметки и решила: «Я плохая мать, все это только показывает мой провал, не-
состоятельность как родителя».

Принятие ответственности за независящие от тебя события порождает чувство вины, че-
ловек страдает от собственной беспомощности, его обременяет неспособность что-то изме-
нить. Приписывание особенно ярко выражено у людей, работающих учителями, советника-
ми, врачами, продавцами. Их взаимодействия с людьми носят болезненный характер, любое
заявление клиента представляется ультиматумом. Метод когнитивной терапии может значи-
тельно снизить подобный синдром.


скачать книгу http://evolkov.net/rebc/BurnsD/index.html

?

Log in